Musisz zainstalować flash player pobierz instalator








В НОМЕРЕ:

Gonzo

Гонзожурналистика: субъективно, но честно....................3 Не события создают репортёра, а репортёр события..5 Правила жизни Хантера Томпсона...............9 Страх и отвращение в ЛасВегасе. Дикое путешествие в сердце Американской мечты..................13 Гонзо-журналистика: субъективно, но честно

Gonzo

Термин «Гонзо» носит в себе много значений – в Бостоне, например, так называют человека, способного оставаться на ногах после ночного алко-марафона; в порнографии приставка «гонзо» обозначает, грубо говоря, порно от первого лица, когда оператор является одним из героев ролика; но «гонзо» так же является одним из направлений новой журналистики. Хоть пьяницы южного Бостона и порнуха являются темами не менее интересными, сейчас мы поговорим именно о гонзо-журналистике. Гонзо-журналистика – это повествование от первого лица, чаще всего репортаж, в котором событие является лишь фоном, а на переднем плане – журналист, выступающий главным героем. Хоть «гонзо» и подразумевает в себе отсутствие каких-то конкретных правил, текстам, написанным в этом стиле, присущи некоторые особенности: они безграмотны, субъективны, полны иронии, сарказма, не лишены цитат, а также содержат ненормативную лексику. В гонзо-текстах не обязательна структура, часто повествование вовсе нелинейно. Первый текст, написанным в жанре «гонзо» по праву считается репортаж Хантера С. Томпсона «Дерби в Кентукки: Упадочно и Порочно», опубликованный в 1970-ом году. Однако такая личность, как Хантер Томпсон, заслуживает отдельной статьи, поэтому о нём позже. История создания «Дерби в Кентукки» такова: Томпсона

Gonzo

отправляют обозревать лошадиные скачки в Кентукки. Присутствуя на этом дерби, он был очень впечатлён самими зрителями и их поведением: в большинстве своём там преобладали пьяницы и матершинники – именно о них Хантер и пишет в своём дневнике. Внезапно, как это бывает, сроки сдачи материала подходит к концу, а у Томпсона ни строчки для публикации. Тогда он и решает отправить вырванные из своего дневника страницы. Опубликованный текст, как можно догадаться, вызвал большой общественный резонанс, дав старт жанру «гонзо». Со времени публикации того репортажа, появилось множество последователей гонзожурналистики: одни стараются соблюдать каноны, созданные Томпсоном, другие – нагло плагиатят труды «доктора Гонзо». Однако многие придерживаются мнения, что лишь один единственный Хантер Томпсон мог «творить гонзо». Екатерина Жорова Не события создают репортёра, а репортёр события
Жизнь и карьера жерналиста Хантера Томпсона - родоначальника гонзо -журналистики.
Gonzo

1937-й год, Америка восстанавливается после «Великой депрессии». В условиях безработицы и нищеты в городе Луисвилль, штат Кентукки, рождается один из самых скандальных журналистов и писателей XX века – Хантер Стоктон Томпсон. Окружающая обстановка, в который рос будущий доктор Гонзо, сформировала в нём стойкое желание изменить этот проклятый мир. «Слишком самовольный и неконтролируемый» Журналистская карьера для Томпсона началась в возрасте 19 лет – отправившись в армию, он занимает должность в департаменте информационной службы на авиабазе в Элине, штат Флорида. Хантер довольно быстро становится редактором армейской газеты, а после и работает в качестве нештатного сотрудника в нескольких местных газетах – всё это давало возможность рядовому частенько нелестно отзываться о руководстве армии и авиабазы, на которой он служил, в частности – он высмеивал образ жизни внутри армии, который не соответствовал правительственной пропаганде. Конечно, долго такое никто терпеть не собирался, и уже в 1958-м году Томпсона досрочно демобилизуют. «Тот, кто сам в себе будит зверя, избавляется от боли чувствовать себя

Gonzo

человеком» («Ангелы Ада») 1965-й – Америка потрясена историей группового изнасилования молодой девушки бандой байкеров под названием «Ангелы Ада». Тогда Томпсон пишет несколько статей для «The Nation». «На самом деле они были просто кучкой хулиганов, которых общество игнорировало. Впрочем, они и сами не очень стремились быть принятыми обществом — им нравилось чувствовать себя отверженными. Но после всей этой шумихи они оказались у всех на устах — обыватели были в шоке, и байкеры стали всенародным пугалом» - пишет Хантер Томпсон. После публикации этого материала, он получает предложение написать книгу об «Ангелах Ада», что Хантер и делает – в 1966 году книга издаётся под названием «Hells Angels: The Strange and Terrible Saga of the Outlaw Motorcycle Gangs», повествуя не только подробным описанием быта байкеров, но и внутригрупповым отношениям, а также взаимоотношениям «Ангелов Ада» с общественностью, правоохранительными органами и СМИ. Книга приносит известность журналисту и на достигнутом он не собирается останавливаться. «Великий и ужасный», «профессиональный возмутитель спокойствия», «ходячий памятник бунтарству» - все эти прозвища, как

Gonzo

никому более, подходят Хантеру Томпсону. Он был не только мастером слова, но и настоящим патриотом, что проявлялось в его творчестве. Однако «борьбу» Томпсона с Никсоном, 37-ым президентом США, мы опустим. «Долгое время у меня была своя концепция смерти» В 2005 году, в возрасте 67 лет, Хантер Стоктон Томпсон лишает себя жизни, выстрелив себе в голову из охотничьего ружья. Давний друг Ральф Стедман рассказывал: «…25 лет назад он сказал мне, что он почувствовал бы себя действительно в западне, если бы не знал, что может убить себя в любой момент. Я не знаю, смелость это или глупость или что ещё, но это было неизбежно. Я думаю, правда, которая объединяла всё, что он писал, в том, что он имел в виду именно то  что он говорил. Если для Вас это представление, что ж, хорошо. Если вы думаете, что это как-то просветило вас, что ж, это ещё лучше. Если вы гадаете, отправился ли он в рай или ад — будьте уверены, он проверит и то и другое, выяснит, куда отправился Ричард Милхаус Никсон — и

Gonzo

отправится туда. Он никогда не терпел скуки. Но там должен быть и футбол тоже — и павлины…» В одном из старых интервью Томпсон говорит о том, что хотел бы устроить для своих друзей «посмертную вечеринку» с развеиванием собственного праха из пушки. Эти слова были интерпретированы, как последняя воля писателя, и спустя полгода после самоубийства действительно была подобная вечеринка. К слову, все расходы взял на себя Джонни Депп – давний друг Хантера, дважды сыгравший его в экранизациях романов «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» и «Ромовый дневник». Анна Кулакевич Правила жизни Хантера Томпсона
В одном из своих номеров журнал "Esquire" опубликовал некоторые цитаты Томпсона в разделе "Правила жизни". Наша редакция представляет их вашему вниманию.
Gonzo

ЕСЛИ ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ СТАТЬ СУМАСШЕДШИМ, договоритесь, чтобы кто-то платил вам — в противном случае вас просто упрячут. Я НЕ ПОРЕКОМЕНДУЮ СЕКС, наркотики и безумие каждому, но в моем случае они всегда работали отлично. МОЙ ДОМ не является неприступной крепостью, как о нем любят говорить некоторые журналисты. Это просто старый бревенчатый дом. Единственное, что действительно делает его неприступным, — моя репутация. Когда люди знают, что здесь их могут пристрелить, они будут держаться подальше. ЕСТЬ ОГРОМНАЯ РАЗНИЦА между тем, чтобы быть виновным и быть арестованным. МОРАЛЬ ВРЕМЕННА, мудрость вечна. ЕСЛИ Я НАПИШУ ВСЮ ПРАВДУ, которую узнал за последние 10 лет, порядка 600 людей, включая меня, будут гнить в тюремных камерах по всему миру, от Рио до Сиэтла. Абсолютная правда — это редкая и опасная штука в мире профессиональной журналистики.

Gonzo ЕДИНСТВЕННОЕ, О ЧЕМ Я ЖАЛЕЮ, — что не сбежал когдато с губернаторской дочкой.

КОГДА МЫ СБЕЖИМ из Ирака с хвостом, поджатым к брюху, это будет пятая подряд страна третьего мира, которая без единого намека на военноморской флот и авиацию здорово поимела нас за последние 40 лет. СВОБОДА УМИРАЕТ тогда, когда она не нужна. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ на берегу океана. Дальше человек просто становится частью пищевой цепочки, совсем не обязательно оказываясь наверху. МЫ БЫЛИ ВОИНАМИ лишь тогда, когда наши племена были сильны, как реки. ЕДИНСТВЕННОЕ, О ЧЕМ Я ЖАЛЕЮ, — что не сбежал когдато с губернаторской дочкой. ХОДИ ГОРДО, надирай задницы, учи арабский, люби музыку и никогда не забывай, что ты появился из длинной очереди искателей правды, любовников и воинов. ФУТБОЛЬНЫЙ СЕЗОН ОКОНЧЕН. Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никаких забав. Никакого плавания. 67 — это на 17 лет больше, чем 50. На 17 лет больше, чем мне было нужно и чем я хотел. Скучно. Всегда зол. Никаких забав — ни для кого. 67. Становишься жадным. Веди себя как полагается по возрасту. Расслабься. Больно не будет. ЕДИНСТВЕННОЕ ОТЛИЧИЕ МЕЖДУ УМНЫМ И БЕЗУМНЫМ — это приставка «без», а кроме того, у умного достаточно власти, чтобы держать безумного взаперти. ПОСЛЕДНИЙ ПОЕЗД, откуда бы он ни отправлялся, никогда не будет полон хороших парней.

Gonzo

ХОРОШИЕ ЛЮДИ ПЬЮТ хорошее пиво. Я ИСПЫТЫВАЮ К ДИСКО такие же чувства, какие я испытываю к стригущему лишаю. Я ПОНИМАЮ, что страх — это мой друг, но не всегда. Никогда не поворачивайся к страху спиной. Он всегда должен быть перед тобой — как кто-то, кого ты собираешься убить. БИЛЛ КЛИНТОН КУРИЛ МАРИХУАНУ не затягиваясь? Ставлю свои ягодицы! Это как я жевал ЛСД, но не глотал. СТРАХ — это просто еще одно слово для определения непонимания. АМЕРИКА — это нация двухсот миллионов продавцов подержанных автомобилей, у которых есть деньги, чтобы купить все оружие в мире, и нет никакого сомнения по поводу того, чтобы убить любого, кто делает их существование некомфортным. КТО ЭТИ СВИНЬИ? Эти целующие флаг придурки, обманутые и одураченные глупыми богатыми детишками вроде Джорджа Буша? Они — это все жестокое и глупое, что есть в американском характере.

Gonzo

ВСЕ, БАШЕН БОЛЬШЕ НЕТ — только кровавый мусор, и нет больше надежды на мир в наше время, ни в США, ни в любой другой стране. Не стоит испытывать каких-то иллюзий по этому поводу: мы сейчас воюем с Кем-то и мы будем продолжать эту войну с таинственным врагом до конца наших дней. В МИРЕ, которым управляют свиньи, все подсвинки стремятся вверх, а всех остальных имеют до тех пор, пока они не соберут свои силы вместе. Не обязательно побеждать, главное сохранить себя от полной потерянности. ВОЗМОЖНО, НЕТ НИКАКОГО РАЯ. Или все это — пустая болтовня, продукт безумного воображения ленивой пьяной деревенщины откуданибудь из Алабамы, чье сердце переполнено ненавистью, но кто нашел способ жить там, где дует настоящий ветер — где можно поздно ложиться спать, веселиться, быть диким, пить виски, гонять по пустым улицам и не иметь в голове ничего, кроме желания любить когото и не быть арестованным. МЫ ПРЕВРАЩАЕМСЯ в нацию крепко поротых рабов страха. Страха войны, страха бедности, страха неожиданного террора, страха сокращения штата или увольнения, страха лишиться жилья за долги, страха попасть в концентрационный лагерь за смутные подозрения в связях с террористами. Георгий Комисаров Страх и отвращение в Лас-Вегасе. Дикое путешествие в сердце Американской мечты
Главное творение, вершина литературной деятельности Хантера С. Томпсона – «Страх и отвращение в ЛасВегасе.
Gonzo

. Дикое путешествие в сердце Американской мечты». Из названия суть книги уже ясна: она о ЛасВегасе, об «Американской мечте», о страхе и сопутствующем ему отвращении. Главный герой – журналист Рауль Дюк, альтер-эго Хантера Томпсона. Он отправляется в Лас-Вегас на мотогонку «Минт-400», чтобы написать репортаж с места событий. Сопровождать его вызывается друг и по совместительству адвокат Доктор Гонзо. Такая, казалось, банальная история журналиста на задании мало кого может заинтересовать, а уж тем более заставить прочитать целую книгу. Однако уже на первых страницах Рауль Дюк рассказывает, сколько и какие виды наркотиков взяли они с другом с собой в дорогу. «Не то чтобы это был необходимый

Gonzo

запас для поездки, но раз уж начал коллекционировать дурь, то остановиться сложно» - цитата из фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» Через наркотический бред главных героев автор показывает всю нелепость как «Американской мечты», которую пытается найти Рауль Дюк, так и социальных, моральных и этических взаимоотношений. Читатели разделились на два лагеря – одни хвалятся неописуемым восторгом от книги, другие – более яростно критикуют её. Лично я отношу себя к первой группе, и вот почему. Одна из главных особенностей «Страха и отвращения» - это стилистика. Складывается такое впечатление, что весь роман списан с записи диктофона – абсолютно весь текст цельный и лёгкий. С самого начала и до последней страницы юмор остаётся на одном уровне, как и один и тот же авторский посыл. Этот уникальный стиль очень мощно сочетается с уникальностью литературного языка – и я не только о детальном описании галлюцинаций, хотя за это отдельный поклон маэстро. «Немного удачи — и его жизнь испорчена навсегда… Теперь его будет преследовать мысль, что за узкой дверью его любимого бара мужики в красных рубашках ловят кайф, которого он никогда не испытывал…» Да  книга не только о руинах американской мечты, но и о наркокультуре. И, исходя из слов главного героя книги, при обсуждении наркокультуры должно учитываться мнение ее представителей. На страницах автор сам признается, что наркотики – это только способ избавить себя от страха и отвращения: страха перед суровой реальностью умирающей эпохи пост-хиппи (умирающей от внутреннего гниения)

Gonzo

и отвращения от еще более суровой реальности «нормального» образа жизни. В то же время Томпсон не защищает такой способ побега от реальности – ведь, несмотря на весь романтизм героев, среди прочих чувств они вызвали у меня и чувство жалости. Мне книга показалась настолько симпатичной, насколько и важной. Хантер Томпсон создал ею особый стиль, уровень которого не смог покорится больше никому, в том числе и ему самому. P.S. А тем, кто посмотрел одноименный фильм, но еще не прочел книгу, стоит обязательно с ней ознакомится. Она должна как минимум внести больше ясности и понимания того, что было увидено на экране. Олег Мельник